Select Language

Введение

Cо времен распада Советского Союза благотворительность шагнула далеко вперед, продолжает наращивать масштабы и развиваться. На современном этапе, впервые за почти 100 лет, в российском обществе появилось поколение людей, владеющих значительными состояниями. Корпоративная филантропия стала нормой, и многие состоятельные люди и семьи рассматривают благотворительную деятельность в качестве основной цели использования накопленного капитала. Для некоторых из них она также стала способом передачи и сохранения семейных ценностей, создания семейного наследия.

Собранные нами сведения не отражают в полной мере масштаб благотворительной деятельности в России, но позволяют сделать вывод о том, что благотворительность стала важнейшим элементом образа жизни состоятельных россиян и выражением социальной ответственности российских корпораций.

Совместно с CAF Россия мы отслеживали пожертвования российских компаний, состоятельных людей и фондов размером от 1 млн долл. с 2011 г. Если в 2013 г. мы зафиксировали значительный рост количества миллионных пожертвований, то в 2014 г. мы отмечаем спад их числа, что и иллюстрирует наш анализ.

Это снижение может объясняться несколькими факторами, среди которых ослабление экономики, уменьшение финансовой стабильности и падение курса рубля. В 2014 г. был сделан ряд крупных регулярных пожертвований, но изменение курса доллара к рублю привело к тому, что в долларовом выражении их размер больше не достигает 1 млн, и поэтому они не вошли в наше исследование. Данные 2014 г. также пострадали от высокой базы 2013 г., которая объясняется повышенной активностью благотворителей, спровоцированной масштабными чрезвычайными ситуациями, в частности наводнением на Дальнем Востоке.

Кроме того, в силу недостатка публичной информации о российской филантропии CAF Россия проводит сбор данных на основе опроса. Поскольку в этом году далеко не все, кого мы пригласили принять участие в исследовании, предоставили свои данные, отчет описывает только «верхушку айсберга» в масштабах филантропии в России.

Несмотря на вызовы политической и экономической ситуации и вытекающее из них уменьшение количества крупных пожертвований, мы рады наблюдать заметное увеличение числа фондов, вызванное стремлением состоятельных россиян и их семей придать своей филантропии долгосрочный характер. Некоторые из них учреждают собственные фонды целевого капитала (эндаумент-фонды) или привлекают к работе опытных профессионалов.

Текущая ситуация - сектор фондов меняется

Текущая ситуация — сектор фондов меняется

Масштаб благотворительности частных лиц значителен, но институциональная филантропия через фонды стала ключевой чертой российской благотворительности

В 1999 г. Владимир Потанин учредил частный благотворительный фонд для реализации долгосрочных программ в сфере образования и культуры, ставший не только первым частным фондом в России, но и первым фондом с целевым капиталом, или так называемым эндаументом. С тех пор количество корпоративных и частных фондов постоянно растет.

Как и везде в мире, государство может играть ключевую роль в стимулировании или замедлении развития благотворительности. Признавая важную роль частной благотворительности, правительство стало поддерживать создание более благоприятной атмосферы для ее развития. Так, c 2007 г. вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, освобождающие доход от целевого капитала фондов от налога на прибыль. В январе 2012 г. были приняты поправки в Налоговый кодекс о предоставлении налоговых вычетов физическим лицам, участвующим в благотворительной деятельности. Положения стали актуальными с 2013 г., с началом подачи налоговых деклараций за 2012 г. В некоторых случаях правительство может влиять на выбор приоритетов благотворительности частного лица или компании.

В последнее время становится очевидно, что политическая и экономическая ситуация начинают влиять на филантропию в России, особенно на деятельность фондов. Растущая настороженность российского правительства по отношению к Западу, антиофшорное законодательство, режим санкций и закон, направленный на контроль над зарубежным финансированием российских НКО[1], сформировали новые условия. Особенно это отразилось на филантропах, которые создали фонды за пределами России. Иногда доноры адаптируются к новым условиям, перенося свои благотворительные капиталы внутрь страны. Для других, таких как, фонд Династия зменившиеся обстоятельства привели к решению учредителя прекратить деятельность фонда.

Как показывают наши данные, ведущая роль корпоративной благотворительности в филантропическом секторе России не оставляет сомнений. Ее отличает то, что крупные компании, осуществляющие свою деятельность в отдаленных и малонаселенных регионах России, играют ключевую роль в процессах регионального социального развития.

Многие корпоративные благотворительные программы в России, как и программы частных доноров или фондов, начались с разовых несистемных пожертвований. Однако в начале XXI в., отчасти под влиянием западных коллег, российские компании стали следовать принципам корпоративной социальной ответственности, и их благотворительные программы обрели большую целенаправленность и продуманность.

Вот результаты исследований, приведенные в нашем отчете.

·        32 % пожертвований были направлены донорами в собственные фонды для дальнейшего распределения. Это, вероятно, означает, что средства потом будут выплачены в виде более мелких пожертвований целому ряду местных организаций-благополучателей, и иллюстрирует тенденцию усиления институционального характера благотворительности.

·        Самое крупное пожертвование в 2014 г. (62,5 млн долл.) было сделано в пользу региональной администрации корпоративным донором. В целом 27 % денежной стоимости крупных пожертвований было передано администрациям различных уровней, и практически все пожертвования были сделаны компаниями (половина объема всех корпоративных пожертвований отправлена административным структурам).

·        Самой популярной целью крупных пожертвований стало социальное обеспечение.

·        82 % объема крупных пожертвований было выплачено донорами из Центральной России; 67 % распределенных средств также попало в этот регион.

Наконец, известные персоны и лидеры мнений начинают играть важную роль в российском благотворительном секторе, внося не только денежный вклад, но и свои возможности влияния на общественное мнение и привлечение поддержки общества к темам, за которые они болеют. Как и другие благотворители, некоторые из них учреждают фонды и активно занимаются привлечением средств. Наталья Водянова yчредитель фонда «Обнаженные сердца», — хороший пример.

 

[1]  Российский «Закон об иностранных агентах» касается негосударственных организаций, которые получают финансирование из иностранных источников и занимаются «политической деятельностью». Фонд Дмитрия Зимина «Династия» был включен в реестр иностранных агентов в мае 2015 г., и в результате учредитель принял решение закрыть организацию.  

Будущее благотворительности в России

Будущее благотворительности в России

По нашим наблюдениям, на количество пожертвований в России в объеме от 1 млн долл. и разнообразие благотворительных целей повлияют следующие существующие тенденции.

Более стратегический характер благотворительности. Как правило, на начальном этапе приобщения к благотворительной деятельности пожертвования носят разовый характер и вызваны эмоциональной реакцией на какое-либо событие или явление. Некоторые доноры продолжают исповедовать такой подход и в дальнейшем, выделяя средства на решение конкретных проблем сообразно складывающимся обстоятельствам, поскольку это может в наибольшей степени соответствовать целям, которых они хотят достичь. Другие же со временем могут предпочесть действовать более продуманно и придать своей благотворительной деятельности целенаправленный системный характер с учетом избранной миссии и поставленных целей. В 2014 г. фонды продолжили пересматривать свои программы на предмет их актуальности в изменившихся условиях и соответствия нуждам получателей помощи, что служит проявлением продуманного подхода к благотворительности и свидетельствует о том, что фонды заинтересованы в повышении результативности своей деятельности.

Институционализация благотворительности. Число состоятельных лиц и семей, занимающихся благотворительностью, неуклонно растет, и они все чаще рассматривают возможность ее институционализации путем учреждения соответствующих трастов или фондов в России или за рубежом с перспективой формирования штата профессиональных сотрудников и заслуживающих доверия попечительских советов.

Учреждение фондов целевого капитала. Многие крупные благотворители, вероятно, предпочтут создавать эндаумент-фонды для поддержки и развития своей благотворительной деятельности. Развитие ситуации в России может привести к тому, что целевые капиталы будут размещаться внутри страны.

Популяризация благотворительности. Некоторые доноры по мере роста уверенности в собственных силах будут стремиться к широкому освещению своей благотворительной деятельности и предоставлять информацию о целях работы или организациях, которые они поддерживают. Причин может быть несколько: желание обеспечить понимание общественностью принципов и потенциальных возможностей благотворительности, повышение уровня прозрачности, стремление привлечь других к благотворительной деятельности или желание укрепить свою репутацию.

Формирование наследия для будущих поколений. Российские благотворители сравнительно молоды, а это значит, что во многом они только в начале пути. Однако они уделяют большое внимание вопросу формирования наследия. При планировании преемственности и решении задачи наследования состояния следующим поколением состоятельные семьи нередко рассматривают и вопросы благотворительности.

Благодаря уже достигнутым успехам перед российскими филантропами открываются значительные возможности для развития и укрепления благотворительности, направленной на достижение реальных и долгосрочных изменений в культурной и социальной сфере как внутри страны, так и в мировом масштабе.

История

История

До Октябрьской революции 1917 г. в России существовала устоявшаяся традиция пожертвований на благотворительные цели, которая возродилась в новом виде после падения коммунистического режима.

Исторически сложилось, что многие россияне жертвовали средства на благотворительность в основном через церковь, которая до XVIII в. выступала основным инструментом благотворительной деятельности. Церковь занималась строительством и содержанием больниц, богаделен и домов призрения для сирот и бездомных.

Члены императорской семьи также подавали личный пример. Со времен Екатерины II при финансовой поддержке царской семьи открывались образовательные и медицинские учреждения, такие как московская Голицынская (в дальнейшем — Первая Градская) больница, основанная в 1802 г. князем Д. М. Голицыным, и Эрмитаж, созданный на основе собственной коллекции произведений искусства Екатерины II и открытый для публики в 1852 г. К 1900 г. одно только Ведомство учреждений императрицы Марии объединяло более 300 благотворительных заведений.

В период между революцией 1917 г. и падением коммунистического режима — на протяжении более 70 лет — благотворительности в российском обществе места не находилось. Предполагалось, что удовлетворение всех потребностей общества обеспечивает государство, и благотворительность не имела ни признания, ни поощрения. Она получила второе рождение в период Перестройки и после распада Советского Союза, в 80–90-х гг. прошлого столетия.

В начале 1990-х в России появились первые западные благотворительные организации и агентства. Одной из наиболее значимых среди них стал Институт «Открытое общество» Джорджа Сороса. Деятельность Сороса во многом повлияла на формирование в обществе представления о том, каких результатов может добиться отдельный частный донор. Следом за ним в Россию пришли Фонд Форда, Фонд Чарльза Стюарта Мотта, Фонд Макартуров и Фонд Евразия, а также международные агентства по развитию, такие как Информационное агентство США (United States Information Agency, USIA), Агентство США по международному развитию (United States Agency for International Development, USAID), Министерство международного развития Великобритании (Department for International Development, DFID) и Всемирный банк. Все они дали дополнительный стимул развитию благотворительной деятельности и некоммерческого сектора в России.

Как и до революции, в 1990-х благотворительные пожертвования россиян носили разовый и несистемный характер.

После финансового кризиса 1998 г. начали появляться первые корпоративные благотворительные программы. К этому процессу присоединились многие компании, реализующие всё более масштабные благотворительные инициативы. В 1999 г. Владимир Потанин учредил первый в России частный благотворительный фонд. С этого момента число различных фондов — местных сообществ, семейных и частных — стабильно росло. Кроме того, существует множество фондов адресной помощи, многие из которых основаны СМИ или известными людьми, часто под влиянием чувства сострадания к нуждающимся — например, для оплаты операций больным детям. В 2014 г. общая сумма пожертвований, собранных такими фондами, составила более 75 млн долл. Эти фонды не только смогли привлечь значительные финансовые ресурсы, но и сыграли ключевую роль в становлении культуры добровольных пожертвований и благотворительности в России.